search
top

Исскуство как бизнес


С точки зрения арт-рынка 2007 год можно назвать годом современного искусства — благодаря рекордным ценам на произведения, созданные во второй половине ХХ века. И годом яйца — Ротшильдовское яйцо фирмы Фаберже стало одним из самых дорогих произведений (после абстрактной «Фуги» Кандинского).

В 2007 году случилось то, что многие предчувствовали еще в 2006-м, но не решались сформулировать: самым актуальным разделом на рынке стало искусство второй половины ХХ века.

Post-war & contemporary art — этот раздел был на первом месте по обороту у крупнейших в мире аукционных домов Sotheby`s и Christie`s, в этом разделе поставлено больше всего мировых рекордов за год, и в этом же разделе наблюдается самый быстрый рост цен. Тенденция обрисовалась прямо в начале года, в феврале. На торгах Christie`s в Лондоне была продана картина «Штудия к портрету II» 1956 года Фрэнсиса Бэкона, одного из самых знаменитых и скандальных британских художников второй половины ХХ века. Ее купила американская галерея Richard Gray за $27,5 млн — это было чуть не вдвое больше предыдущего для данной категории рекорда в $15 млн («Лежащая фигура со шприцем для подкожных инъекций. Версия 2», Sotheby`s, Нью-Йорк), который продержался всего лишь три месяца. Февральские торги искусством ХХ века в Лондоне, так сказать, межсезонные, промежуточные, а самые главные аукционы происходят в мае в Нью-Йорке. И они подтвердили тренд на современное искусство.

15 мая на Sotheby`s установили новый официальный мировой рекорд цены на современную живопись: картина Марка Ротко (1903-1970) «Белый центр» 1950 года создания была продана на аукционе Sotheby`s в Нью-Йорке за $72,8 млн. Таким образом, имя послевоенного американского художника, творившего в стиле абстрактного экспрессионизма, вошло в мировой Топ-10, поместившись между Питером Пауэлом Рубенсом и Винсентом Ван Гогом. Дальнейшее развитие событий только подтвердило новый статус Ротко как самого дорогого художника второй половины ХХ века. На следующих больших торгах, на сей раз Christie`s в Лондоне в ноябре, его работы ушли очень дорого: «Красное, голубое, оранжевое» — за $34 млн, «Темное на светлом» — за $21 млн, «Черное и серое» — за $10,6 млн.

В некотором смысле Марк Ротко — художник американских миллионеров, и высокие цены на него подтверждают лидерство этой категории ценителей искусства на арт-рынке. Например, тот самый «Белый центр» принадлежал банкиру и меценату Дэвиду Рокфеллеру, он купил эту картину в 1960 году по совету Дороти Миллер, первого куратора нью-йоркского Музея современного искусства (МоМА), у Элизабет Блисс-Паркинсон, племянницы одного из трех основателей МоМА. Картина тогда стоила $10 тыс. Так же, как господин Рокфеллер, поступали в 1960-х и другие американские обеспеченные люди ($10 тыс. в 1960 году были немалыми деньгами), которые теперь превратились в миллионеров и миллиардеров. Абстрактный экспрессионизм и поп-арт — два направления в небогатой истории американской живописи, которыми жители Нового Света могут гордиться и которые они могут безоговорочно (или почти безоговорочно) считать своими национальными достижениями. Поэтому миллионы за живопись Марка Ротко для американцев примерно то же самое, что миллионы за яйцо Фаберже для россиян (об этом ниже). Так что вполне естественно, что дня буквально не прошло, как на второе место в числе самых дорогих послевоенных художников выдвинулся изобретатель поп-арта Энди Уорхол. Его «Авария зеленой машины» была продана на аукционе Christie`s за $71,7 млн. Продана — то есть куплена, и если появляются наследники старых американских миллионеров, которые продают работы, на них немедля находятся новые американские миллионеры, которые эти работы покупают.

Все на том же судьбоносном майском аукционе взлетели цены и на британского сюрреалиста Фрэнсиса Бэкона, который так хорошо начал 2007 год — $52,8 млн за «Штудию к портрету папы Иннокентия Х». Лондонские торги в ноябре прибавили к списку топовых картин новые строчки: «Автопортрет» Бэкона ушел за $33 млн, а «Вторая версия штудии боя быков N1» — за $45,9 млн. Тут тоже можно найти объяснение: Бэкон, с одной стороны, верен европейской реалистической традиции (а социологические опросы по-прежнему твердят, что людям фигуративная живопись милее абстрактной). С другой — он изменил ее до неузнаваемости, этот недоучка, гомосексуалист, наркоман и пьяница, который в качестве натуры использовал фотографии и при малейшей возможности уничтожал свои картины. Последнее, кстати, теперь только на руку коллекционерам, ведь Бэкон хоть художник и современный, но все-таки уже умер и ничего больше не напишет.

Но цены неукротимо растут и на здравствующих мастеров. Последнее десятилетие самым дорогим среди живых был американский поп-артист Джаспер Джонс, одна работа которого (причем не с аукциона, а через галерею) была вроде бы продана за $17 млн. Но в этом году после ряда решительных шагов покупателей вперед вышли другие имена. Для начала статус самого дорогого здравствующего европейского художника получил британец Питер Дойг, цены на невнятные картины которого, обычно заросшие лесом, дошли до $11,4 млн. Потом настала очередь британца же Люсьена Фрейда — в начале года он получил $15,6 млн, а в конце полотно «Иб и ее муж», которое изображает дочь художника, спящую с мужчиной, ушло за $19,4 млн. После продолжительной борьбы первое место все же досталось Джефу Кунсу, американскому королю китча. Сначала его гигантский «Голубой бриллиант» из стали ушел за $11,8 млн, день спустя стальное «Сердце» — увеличенный до титанических размеров кулон на золотой ленточке — было продано за $23,5 млн. Обе вещицы, изготовленные пару лет назад, приобрел американский галерист Лари Гагосян. В рамках официального рейтинга Дэмиен Херст, 42-летний провокатор, консервирующий акул в формальдегиде,— на третьем месте (его «Весенняя колыбельная», полки с разноцветными таблетками, продана на аукционе Sotheby`s в Лондоне за $19,2 млн). Хотя вообще-то самый дорогой, конечно, он, ведь бриллиантовый череп под названием «Ибо это есть любовь к Господу», созданный художником, не только продан анонимному покупателю галереей White Cube за $100 млн, но даже (вот он, венец карьеры и инвестиций) весной приедет на выставку в Эрмитаж.

Импрессионисты и модернисты

Произведения импрессионистов и модернистов в 2007 году отодвинулись на второй план — по обороту и количеству рекордов они уступили современному искусству. «Утро» Поля Гогена, которое могло, по оценкам экспертов, вздорожать и до $60 млн, едва набрало на Sotheby`s в Нью-Йорке $39,2 млн. А пейзаж с воронами Винсента Ван Гога, написанный за несколько дней до смерти прямо на том поле, где художник выстрелил себе в грудь, не купили вовсе. Полотна Пикассо, достойного сотни миллионов, в этом сезоне не нашлось, а то бы главный гений ХХ века обязательно затмил всяких выскочек, пытающихся сместить его с пьедестала. На счастье поклонников великого художника, а также людей, вложивших в него деньги, картины Густава Климта, Джексона Поллока и Виллема де Кунинга за суммы $130-140 млн проданы вне аукционов (в 2006 году) — и хотя суммы стали публичными, официального подтверждения рекорды не получили. Кстати, например, по подсчетам сайта www.skatepress.com, который специализируется на статистике инвестиций в искусство, самым дорогим произведением на арт-рынке в абсолютном выражении (с учетом меняющихся курсов и экономических обстоятельств) по-прежнему остается «Портрет доктора Гаше» Винсента Ван Гога (продан в 1990 году за $82,5 млн, что ныне равняется примерно $119 млн).

Из всех импрессионистов свое реноме в нынешнем сезоне смог поддержать только Клод Моне — в июне «Водяные лилии» ушли на Sotheby`s за $36,6 млн, его же «Мост Ватерлоо в пасмурную погоду» на Christie`s — за $35,5 млн. Хотя в целом аукционы импрессионистов и модернистов во всех частях света проходили с неизменным успехом.

Случайные попутчики

Среди громких рекордов прошедшего года — $71,1 млн за древнюю месопотамскую статуэтку (Sotheby`s, 5 декабря 2007 года) и $37,3 млн за картину Рафаэля (Christie`s, 5 июля 2007 года). Скульптура и старые мастера — рекорды в этих разделах арт-рынка случаются редко. Хотя бы потому, что настоящие шедевры, за которые не жаль отдать сотню миллионов, давно уже в музеях — «Давид» Микеланджело или «Мона Лиза» Леонардо не продаются. А когда попадается выдающийся предмет, вот тогда и цена возрастает. «Портрет Лоренцо Медичи» Рафаэля ушел на Christie`s в Лондоне за рекордную для художника сумму $37,3 млн — тем более внушительную, что своему последнему владельцу он обошелся в смехотворные $325. Вот тут-то и прячется маленький подвох: портрет известен давно, только авторство его многократно менялось. Кому только его не приписывали: то школе Рафаэля, а то и вовсе Бронзино — естественно, что и стоил портрет в этом случае дешевле. Правда, последние четверть века авторство Рафаэля Санти считается несомненным.

С восьмисантиметровой фигуркой из известняка, так называемой «Львицей Гуэннола», другая история. Эта вещица, сделанная 5 тыс. лет назад на территории современного Ирана, последние полсотни лет выставлялась в Бруклинском музее искусств, а также на самых главных мировых выставках древнего искусства. Однако принадлежала она при этом частному лицу — американскому коллекционеру Алистеру Брэдли Мартину. Мускулистая львица, стоящая вертикально, с передними лапами, сложенными на груди, по мнению экспертов Sotheby`s, должна была стоить около $20 млн — но тут включился эмоциональный фактор, тот самый, который делает результаты любых аукционов непредсказуемыми. Четыре покупателя торговались из зала и подняли цену до $27 млн, и тут включился некто пятый, стоявший в самом конце зала. Он отбил львицу у конкурентов и у еще одного, телефонного, покупателя, заплатив в итоге $57,2 млн. Теперь эта сумма — мировой рекорд для скульптуры в целом (предыдущие были — $28,6 млн за античную «Артемиду» в июне 2007 года и $29,2 млн за «Голову женщины» (Дора Маар) Пабло Пикассо в ноябре 2007 года). Для выводов цифр еще недостаточно, но не исключено, что скульптура может вернуть себе место популярного искусства, по крайней мере Sotheby`s с энтузиазмом взялся за проведение приватных выставок-продаж монументальной скульптуры (четвертая как раз сейчас открылась во Флориде).

Русское искусство

Русское искусство неуклонно выбивается из своей скорлупы маргинального на арт-рынке и движется к ценовым рекордам. Правда, многие из этих рекордов только усиливают «местечковость» русского рынка — на аукционах русского искусства 90% лотов покупают русские коллекционеры. $7,3 млн за «Радугу» Константина Сомова заплатил, конечно, русский. Хотя сумасбродности в этом поступке в целом не больше, чем в покупке «Львицы Гуэннола» в десять раз выше эстимейта.

Но не этим русские в нынешнем году потрясли весь мир. Второй раз за обозримую историю аукционной торговли русский покупатель приобрел накануне торгов всю аукционную коллекцию целиком. Первый раз это сделал Виктор Вексельберг, приобретший коллекцию Фаберже у наследников Малкольма Форбса (наследника основателя журнала Forbes). Второй случился в минувшем сентябре. Алишер Усманов купил коллекцию Мстислава Ростроповича — Галины Вишневской, которую Вишневская с дочерьми решила выставить на аукцион Sotheby`s. Тут потрясает и масштаб суммы (точная цифра не называлась, но она составляет не менее $100 млн), и то, что аукционный дом Sotheby`s пошел навстречу желанию клиента, ведь по правилам арт-рынка то, что включено в аукционный каталог, может быть продано только с аукциона, и никак иначе. Впрочем, директоры Sotheby`s заявили (как и в случае с Вексельбергом), что пошли на такой беспрецедентный шаг, принимая во внимание, что «сокровища русского искусства будут возвращены в Россию».

Среди прочих русских рекордов три — принципиально важные и значительные. Главный — покупка на Christie`s Ротшильдовского яйца Фаберже за $18,5 млн владельцем частного Русского национального музея Александром Ивановым. Господин Иванов теперь всего лишь второй русский, в частном владении которого находится яйцо Фаберже императорского качества (первый — Виктор Вексельберг, который три года назад купил сразу девять). Почти 100 лет, с 1920-х годов, русские только продавали яйца Фаберже — а покупали их американские и ближневосточные миллионеры. А теперь в списке владельцев яиц не только российские музеи, но и частные лица.

Еще одна знаковая покупка — картина «Сбор яблок» художницы-авангардистки Натальи Гончаровой за $9,7 млн. Тут важнее не покупка (кто купил картину, пока неизвестно), а продажа: продавали большое примитивистское полотно в рамках интернационального аукциона произведений импрессионистов и модернистов. Русский авангард — это брэнд, давно подтвержденный музейными выставками и проверенный частными коллекционерами, а временный спад интереса к нему, вызванный давнишними скандалами с обилием подделок на западных аукционах, постепенно забывается. И имена русских авангардистов выглядят в списке главных мастеров ХХ века вполне уместно.

А вот современные русские художники впервые оказались не только в одном аукционом каталоге с западными, но и вышли на близкий к ним уровень цен. На торгах Phillips de Pury за $4 млн была продана работа концептуалиста Ильи Кабакова «Номер люкс», созданная в 1981 году. Статус Ильи Кабакова как классика современного мирового искусства уже был подтвержден «Золотым львом» Венецианской биеннале 1993 года, множеством западных выставок и большой персоналкой в Эрмитаже. Теперь этому статусу есть и денежный эквивалент — мизерный по сравнению с ценами на Люсьена Фрейда или Дэмиена Херста, но очень солидный по сравнению с ценами на русских художников. $4 млн — это столько же, сколько в этом сезоне платили за лучшие произведения Ивана Айвазовского, Константина Маковского, Михаила Ларионова, и больше, чем стоили полотна Аристарха Лентулова и Исаака Левитана. Вместе с Ильей Кабаковым в категорию топовых попал и Эрик Булатов — его картина «Не прислоняться» 1987 года ушла за $1,8 млн.

Так что не исключено, что русское искусство и русский арт-рынок действительно вливаются в общемировые — и совсем скоро за работы наших здравствующих художников будут платить не меньше, чем за произведения их западных коллег.

Новости о:

top