search
top

Британия окунулась в пучину рецессии


Рецессия застала Британию врасплох

Новые проблемы подстерегают Туманный Альбион. Экономика Британии находится в очень сложном положении.

мировая экономика рецессия

Реалии нового уклада экономики заставляют экспертов посмотреть на развитие финансового сектора по-другому. Такое впечатление, что мир перевернулся с ног на голову. Окинем взглядом Туманный Альбион… Рецессия коснулась не только Великобритании, поэтому экспорт не может расти, даже при условии значительного снижения объемов импорта.

В ежемесячном пресс-релизе, посвященном торговле Великобритании, можно найти одну довольно примечательную страничку, которая, вероятно, непреднамеренно, дает субъективную оценку состоянию платежного баланса в сравнении с остальными странами. Она демонстрирует, насколько хорошими или плохими оказались показатели прошлого месяца или квартала в историческом контексте. Поскольку платежный баланс — та же самая бухгалтерия, такое положение дел вызывает легкое недоумение. Совершенно очевидно, что дефициты — это плохо, профициты — хорошо. В глобальном аспекте это довольно неудачная теория, поскольку если у одной страны отмечается профицит текущего счета, в остальных странах, по определению, должны наблюдаться дефициты. Итак, пришло время узнать, как обстоят дела с торговлей в Великобритании на данный момент. Что касается товаров и услуг в совокупности, дефицит в июле составил 4.9 миллиардов долларов (3.20 млрд. фунтов), что стало самым худшим показателем с августа 2005 года, когда на данные по торговому балансу негативное влияние оказали глобальные последствия урагана Катрина. Общий показатель дефицита за последние три месяца (соответственно, снижая последствия урагана Катрина) достиг 13.2 млрд. фунтов, и, пожалуй, стал самым худшим за всю историю Великобритании. Справедливости ради следует отметить, чем богаче становятся британцы, и чем выше их доходы, тем легче им справляться с увеличением дефицита. Скорректированные по размеру экономики, самые крупные дефициты были зафиксированы в конце 1980-х в ходе бума Лоусона. Пусть сегодняшние показатели не имеют ничего общего с размахом того времени. Однако на протяжении последних двух лет дефицит торгового баланса Великобритании неизменно ухудшается (да, я допустил ту же ошибку, что и Служба национальной статистики. Нужно говорить «неизменно увеличивается» вместо «неизменно ухудшается»). Меня это удивляет, и вот по какой причине. Британский валютный курс обвалился в 2008 году, и это падение, в свою очередь, должно было обозначить начало крупной перебалансировки экономики страны. Больше никакой зависимости от потребления, стимулирующего появление долгов, как это было в прежние времена. Вместо этого, должно было начаться экономическое восстановление страны с ориентиром на экспорт, при поддержке нового конкурентоспособного валютного курса. Год назад, в своих комментариях к «The Journal of Newcastle» Мервин Кинг, председатель Банка Англии, подкрепил такую точку зрения своим наблюдением, что «перебалансировка экономики Великобритании, о которой я говорю уже около 10 лет, крайне необходима. Я думаю, что снижение валютного курса, свидетелями которого мы стали, будет играть только на руку в данном вопросе. Однако нет никаких сомнений в том, что нам необходимо обеспечить перемещение ресурсов в чистый экспорт, неважно, напрямую или благодаря производству товаров, которые выдержат конкуренцию с импортными, что поможет сократить торговый дефицит».

Увеличение дефицита доказывает, что снижение валютного курса не принесло ожидаемых результатов и не оправдало надежд, которые на него возлагал г-н Кинг. Конечно, положение дел в торговле могло бы быть еще хуже в отсутствии значительного падения фунта, однако, такой вывод едва ли добавляет оптимизма. Из этого следует, что при сильном снижении курса национальной валюты и едва восстановившейся экономике после обвала в 2008-2009 годах положение дел в торговле должно было улучшиться. Почему же все-таки этого не произошло? Наиболее очевидным объяснением является тот факт, что рецессию пережила не только Великобритания. Принимая во внимание, что западные страны также стали жертвами финансового кризиса, экспорт Великобритании не смог бы продемонстрировать реальный прогресс, даже при условии значительного снижения импорта. Было бы гораздо лучше, если рецессия затронула только Великобританию. При таком развитии событий быстрее сократилась бы доля импорта. На этом данный аргумент себя исчерпывает. Никто не предполагает, что лекарством для дефицита торгового баланса должна стать перманентная рецессия, даже если остальные страны мира продолжают пользоваться преимуществами экономического роста. Однако за это придется слишком дорого заплатить. Перебалансировка — это не история о постоянном спаде. Наоборот, суть заключается в том, чтобы чего-то было больше (например, экспорта), чего-то меньше (например, потребления), таким образом, мы сами сможем определять дальнейший курс развития вместо того, чтобы из года в год зависеть от заимствований других стран мира, которые, как показывает опыт 2008 и 2009 годов, могут отказаться от кредитов поразительно быстро.
Вот в этот момент и возникает вопрос о валютном курсе. Снижение фунта помогает корректировать цены. Импорт становится дороже, а британский экспорт для других стран становится дешевле. В итоге получаем, что британцы потребляют меньше импортируемых товаров, а иностранцы потребляют больше товаров британского производства. По крайней мере, это в теории. Однако на практике, все не совсем так. Отчасти, причиной может служить нехватка возможностей британского бизнеса влиять на определение мировых цен. На конкурентоспособном международном рынке цена на британский экспорт, скорее всего, будет указана в долларах или евро, не в фунтах. В случае снижения курса фунта зарубежная цена остается неизменной, однако цена в фунтах увеличивается. В конечном счете, наибольшую прибыль получают британские экспортеры. С экономической точки зрения, далее волнует вопрос, как используются возросшие доходы. Инвестируются ли они в планы по расширению или используются для погашения долга? Или они растрачиваются впустую на повышение заработных плат? А может, менеджеры с легкостью относятся к этому и предпочитают в в полдень в пятницу поиграть с друзьями в гольф вместо того, чтобы провести это время с пользой для работы?

Другие факторы также важны. Несмотря на то, что падение фунта может улучшить ценовую конкурентоспособность, британская валюта не является единственным определяющим фактором в этом плане. Приблизительно за последний год цены на нефть резко выросли. В результате в Великобритании вырос импорт нефти. Частично успеху способствовал рост в таких развивающихся странах, как, например, Китай, которые пережили экономический шторм гораздо спокойнее западных соседей, и продолжили увеличивать спрос на мировые скудные ресурсы с бешеной скоростью. Однако если развивающиеся страны демонстрируют такой быстрый рост, их успех, непременно, создает возможности для британских экспортеров. Что мы теряем на колебаниях цены на нефть, мы должны возвращать на экспортных движениях. Если бы это было правдой.

За последние 25 лет другие страны расширяли свои связи с развивающимися странами, но Великобритания серьезно отстала позади. Экономический и финансовый кризисы в значительной мере нарушили торговые схемы во всем мире, однако сейчас стало очевидно, что уже до кризиса Великобритания двигалась в неправильном направлении. Экспорт в развивающиеся страны сократился с 4% от ВВП Великобритании в 1985 году до 3.5% в 2008 (и до 2.6% в 2009, когда спад в мировой торговле достиг своего апогея). Экспорт США в развивающиеся страны несколько увеличился с 1.5% от ВВП США до 3.7%. По-настоящему значительные изменения произошли в других странах. Доля Германии увеличилась с 5.3% до 11.6%, доля Японии — с 3.7% до 6.7%, доля Австралии — с 3.5% до 7.1%, доля Швейцарии — с 5.3% до 8.2%. Кроме того, развивающиеся страны продолжили расширять торговые отношения друг с другом: экспорт Китая в другие развивающиеся страны увеличился с 2% от ВВП до 9.5% за тот же самый промежуток времени.

Таким образом, проблема Великобритании отчасти заключается в том, что страна продолжает экспортировать не те товары не в те страны. Концентрация на валютном курсе как источнике «перебалансировки» дает совершенно неправильное представление. Перебалансировка экономики страны невозможна до тех пор, пока мы не осознаем, что мир изменился. Кажется, будто британская индустрия погрузилась в крепкий сон на 25 лет, ничего не подозревая о появлении высших экономических сил, которые уже обещают стать самыми крупными рынками для западной продукции. Может, пришло время проснуться?

По материалам: форексПФ

Новости о: ,

top