search
top

Сделай вид, что испугался, Китай!


Администрация Обамы слезно молит китайских коммунистов сделать вид, что им страшно

Надеюсь, китайские товарищи поймут смысл послания слабосильных демократов Америки и уступят в вопросе о твердом юане. Например однажды скажут: да... мы наверное усилим юань... потом.

китай сша торговые отношения, юань курс санкции сша

Тимоти Гейтнер (секретарь казначейства США) известен как довольно робкий и нерешительный обличитель. Но надвигаются выборы в Конгресс, и демократическая партия приказала ему действовать — попытаться покритиковать Китай по поводу якобы нечестных методов субсидирования экспорта при помощи заниженного курса юаня. Гейтнер сделал свое дело в духе интеллигентской стеснительности, попытавшись уговорить КНР, как младенцев уговаривают есть кашку.

В своем выступлении он отметил, что терпение США уже почти лопнуло. И что если и дальше КНР будет блюсти низкий курс китайской валюты, то власти Америки вынуждены будут обложить антидемпинговой пошлиной весь китайский импорт. По сути, это будет торговая война, и в настоящий момент еще неизвестно, кто из нее выйдет победителем.

Скованные орангутанги

Стоит напомнить, что США и Китай тесно связаны друг с другом, иногда даже теснее, чем они хотели бы. Вся демократически капиталистическая болтовня Гейтнера и Обамы, конгрессменов и сенаторов, все локальные и глобальные войны Америки финансируется из коммунистического Китая. Почему? Потому, что без наличия большого товарно-денежного цикла США давно бы захлебнулись в собственном дефиците. Именно КНР удерживает от банкротства американский — скажем словами советской пропаганды — империализм. Поставляя товары в США, Китай использует полученную выручку для выкупа облигаций государственного займа США. Америка должна годзиллион долларов Китаю. Понятно, что долг этот является необслуживаемым, т.е. фактически Китай — равно как и другие держатели казначейских бумаг США — уже давно осознанно финансируют банкрота. Проблема только в том, что альтернативы применения полученных долларов практически не существует. Попытка ввести их в свободный оборот привела бы к девальвации американской валюты, а следовательно, и к обесцениванию собственных долговых расписок. Китаю, России, арабским шейхам этого хочется избежать. Механизма «мягкого» выхода из кризиса дефицита США не существует — стоит инвестору в американскую целлюлозно-финансовую промышленность перестать покупать казначейские билеты, как возникнет строгий тренд на повышение рисков, и вся система обещает обрушиться с фееричностью 1998 года (дефолт в России).

Скованные орангутанги могут ненавидеть друг друга, могут даже подраться. Но разойтись в разные стороны они не могут. И Гейтнер, выполняя демократическую задачу потрепаться, точно понимает — его демагогия на самом деле предназначена для избирателей США, а не для непроницаемого мозга Желтого Императора.

Чем Америке не нравится слабый юань?

В соответствии с представлениями специалистов по будущему Америки — а экспертов этого толка насчитывается в США около трехсот миллионов — Китай субсидирует свой экспорт при помощи слабого юаня. Т.е. цены на товары китайского производства оказываются заниженными, в то время как американские товары и их производители страдают. «Они забирают нашу работу» думает избиратель Америки и, праведно негодуя, требует от властей действий.

Но что на самом деле? На самом деле, 80% китайского импорта в США дают товары повседневного спроса, электроники и текстиля. Недаром почетное седьмое место среди импортеров занимает сеть универмагов Wall-Mart. Несмотря на дефицит торгового баланса ($232.5 по состоянию 2006 года, к примеру), обратный ток продукции тоже наличествует: Китай закупает в США высокотехнологичное оборудование, элементную базу, тяжелое машиностроение, авиатехнику.

Легко видеть, что США уже не являются производителем того, что ввозится в Америку из Китая. Электроника американского производства в последний раз была замечена при Аврааме Линкольне: Джон Бут звонил Фиделю Кастро по американскому мобильному телефону. Времена, когда США были производителями текстиля, относятся к преаболистической эпохе: сейчас все бывшие производители хлопка сидят на zavalinka и слушают музыку тыц-тыц-тыц в китайских плеерах iSomething, предпочитая в основном жить в гетто Government Assisted Living Projects. Никакой работы у американцев китайцы не отбирают: капиталисты США давно вынесли производства всякой дребедени за пределы дорогой (в прямом смысле слова) отчизны. И прежде всего в Китай, Мексику, Индонезию, Малайзию и Тайвань.

Усиление юаня или санкции

Гейтнер знает об этих обстоятельствах побольше нашего. Но близость выборов всегда превращает демократические государства в сборище мартовских котов, изнывающих от любви к избирателю. Поскольку избиратель свято верит в то, что китайцы отняли у него работу, приходится угрожать китайцам. Но что будет, если китайские товары действительно обложить пошлиной?

Прежде всего, нужно понять, что любимое детище и главное — и единственное — достижение Барака Обамы растает, как дым. На чем держится фондовый рынок США, кроме как на спекуляции? На акциях того-же Wall Mart, на акциях электронных компаний, чья продукция фактически реимпортируется в США и Европу. Со стороны Китая, безусловно, последует жесткий ответ на введение санкций, пострадает и американский импорт. И вот что характерно: замены китайскому импорту в США нет. А вот замена американскому импорту легко находится на фоне дешевеющего евро. Дополнительные предпосылки только усилят тенденцию: введение торговой наценки на импорт из США приведет к перемещению импорта на ЕС.

Американцы не погибнут без пластмассы, текстиля и iSomething: они просто будут платить за эти товары больше. Ведь именно избиратели США, кипящие праведным гневом от того, что «китайцы отняли у нас работу», будут расплачиваться за торговую наценку. Альтернативы китайскому импорту нет и он не появится: Америка не наполнится тут-же фабриками, на которых будут от зари до зари трудиться бывшие безработные, получая мизерную (иначе не будет конкурентного преимущества) плату.

КНР, в свою очередь, не станет самостоятельно повышать курс своей денежной единицы — их вежливое молчание на двухсторонних комиссиях по этому вопросу свидетельствует об этом. Повышение внутреннего спроса, к которому столь отчаянно апеллирует Тимоти Гейтнер, Поднебесной тоже ни к чему по ряду причин.

Первая причина — Китай предпочитает делать все достаточно медленно. И в этом содержится зерно здравого смысла. Внутренний спрос повышается и так: Китай уже не тот, что был в анекдотах. Покупаются автомобили, покупается электроника, работает кредитная система. Повышение внутреннего спроса спровоцирует рост цен, что в свою очередь совершенно не нужно компартии. В финансовой сфере вспучатся пирамиды и дутые активы. Ухудшится победный торговый баланс в сторону дефицита. Поскольку меньше всего Китай хочет превратиться в своего собрата-орангутанга на противоположной стороне цепи, китайские руководители отвергнут этот совет, разве если США не предложит КНР что-то действительно выгодное взамен. Но что может предложить США Китаю кроме очередной порции своих долгов?

Вторая причина состоит в том, что КНР прекрасно знает, что ущерб от торговых санкций и последующей торговой войны будет на стороне США. КПК гораздо легче удержать контроль в случае серьезной экономической катастрофы, чем Осликам и Слоникам Америки.

Третья причина проистекает из чисто геополитической важности Китая как растущей сверхдержавы, так и постоянного члена Совета Безопасности ООН. Ни одна инициатива США, о спорности которой я писал вчера, не пройдет законным путем через международные институты. Китай является сдерживающим фактором на Дальнем Востоке, в Иране. Конечно США могут вести бестолковые войны в пыльных углах мира и дальше — но кто их финансирует? Рабочий Китая с чашкой риса.

Чем сердце успокоится

Сердце успокоится выборами, о чем Гейтнер заявил чуть-ли не прямо, указав на то, что Конгресс США фактически давит на администрацию президента США в вопросе санкций. Выборы будут в ноябре. Шум вокруг санкций будет нарастать и достигнет максимального уровня с сентября по октябрь. Фактически заявление Гейтнера — это мольба о политическом маневре для демократической партии: китайских коммунистов нижайше просят сделать видимость уступки под действием видимости санкций. Такое вот театральное представление ради Великой Справедливости!

Новости о: , ,

top