search
top

Американская мечта: а был ли выбор?


Когда меньшинство больше большинства

Интрига выборов в США, несколько недель державшая в напряжении не только Америку, но и весь мир, разрешилась. Демократ Барак Обама одержал убедительную победу над республиканцем Миттом Ромни, а потому остается хозяином Белого Дома на следующие 4 года. В то же время, выборы дали повод внимательнее присмотреться к американской избирательной системе.

выборы в америке

Если исходить из устоявшихся в Европе взглядов, то в США, считающейся “оплотом демократии”, система выборов президента от демократии довольно далека, является весьма запутанной и даже архаичной. Кроме того, вкратце рассмотрим, против кого и чего, за кого и что проголосовала Америка, а также как этот выбор скажется на Украине и на общей ситуации в мире.

Это были 57-е очередные выборы президента в истории США. Избиратели выбирали тех, из кого специальные выборщики на своей коллегии 17 декабря 2012 года будут избирать президента и вице-президента США. Инаугурация избранного президента планируется 20 января 2013 года. Но на этот раз и до окончательного подсчета голосов стала очевидной победа Обамы. На момент написания материала он уже превысил границу в 270 голосов выборщиков, которая является гарантией победы, набрав 302 голоса против 206 у Ромни. Последний признал поражение и поздравил соперника.

Чужие здесь не ходят

Не особо афишируется, что, кроме республиканца Митта Ромни и демократа Барака Обамы, в этих выборах участвуют еще 30 претендентов. Среди них, кстати, много представителей левых политсил. Среди американских интеллектуалов и в университетах очень много сторонников (нео)марксизма, анархизма и прочих явно некапиталистических взглядов. Чего стоят только такие авторитеты, как Иммануил Валлерстайн и Ноам Хомский! Это тоже не слишком афишируется.

[sc name=»goget» misc1=»А знаете ли что» misc2=»Сразу после выборов в США резко выросло бронирование авиабилетов онлайн — разозленные республиканцы изображали бегство из страны. Однако на самом деле никто не уехал. Кому же нужны республиканцы за границей?»]

Впрочем, остальные претенденты не участвуют, а пытаются участвовать, но им ничего не “светит”. Только республиканцы и демократы имеют возможность набрать 270 голосов выборщиков, чтобы обеспечить победу своего кандидата. По конституции США, каждый штат имеет свое избирательное законодательство и разные критерии включения кандидатов в бюллетени. Партии или кандидату требуется обеспечить попадание в бюллетень в каждом штате, чего многие партии или кандидаты обеспечить не могут. В некоторых штатах в бюллетень можно вписывать своего кандидата, а не голосовать за имеющийся список, так что формальная возможность избираться есть у человека, даже не включенного в список.

Словом, вроде бы полная демократия и равенство возможностей, но работает все это так, что какие-нибудь Пета Лидсей из Партии “Социализм и справедливость” или Стюарт Александер из Социалистической партии не имеют абсолютно никаких шансов. Хотя в последней партии некогда состоял классик мировой литературы Джек Лондон, о котором, впрочем, в Штатах мало кто знает, и у нас он известен намного лучше.

Проблема состоит в избирательной системе — непрямой, двухступенчатой, запутанной, прямо скажем, архаичной.

Президент и вице-президент США — единственные два должностных лица, которых избирают по единому федеральному, т.е. охватывающему всю страны, избирательному округу. Но избираются они не путем всеобщего прямого голосования, как принято в президентских республиках, а Коллегией выборщиков. Нечто подобное имеет место в парламентских республиках, где исполняющего церемониальную роль должность президента выбирают в парламенте, например в Германии или Израиле. Но штука в том, что США — это жестко президентская республика, где президент единолично формирует и возглавляет исполнительную власть.

Общее количество выборщиков в США составляет 538 человек. Число выборщиков от каждого штата равно числу его представителей в Конгрессе (2 сенатора и члены палаты представителей, количество которых равно количеству избирательных округов в штате и зависит от количества населения). Для уточнения количества населения и выборщиков каждые 10 лет в Штатах проводится перепись населения, по результатам которой вносятся коррективы. Нижеследующие данные проведены по переписи 2010 года, установившей количество выборщиков по штатам на 2010-2020 годы.

Федеральный округ Колумбия, на территории которого находится столица страны — Вашингтон, в Конгрессе не представлен, но на президентских выборах имеет столько выборщиков, сколько бы он имел, если бы был штатом, но не более, чем наименее населенный штат, проще говоря — 3 выборщика. Наименее населенный штат Вайоминг тоже представлен тремя выборщиками. Наибольшее количество выборщиков (55 человек) приходится на наиболее населенный штат — Калифорнию, а наименьшее — Монтана, Аляска, Вермонт, Делавэр, Вайоминг, Южная Дакота и Северная Дакота (по 3). Флориду представляют 27 выборщиков, Техас— 34.

Каждый штат сам решает, как распределить отведенные ему голоса. В большинстве штатов голоса всех выборщиков автоматически получает тот кандидат, который набирает простое большинство голосов избирателей. Исключение составляют штаты Мэн (4 выборщика) и Небраска (5), законы которых предусматривают иной порядок. В каждом из избирательных округов этих штатов избирается по одному выборщику, а оставшиеся два места определяются в соответствии с голосованием в штате в целом. Впервые голоса разделились на выборах 2008 в Небраске, где 4 голоса выборщиков (2 по двум избирательным округам и 2 по штату в целом) достались Джону Маккейну, а 1 голос выборщика от 1 избирательного округа Небраски — Бараку Обаме.

Разговоры о переходе к нормальным прямым выборам идут в Штатах уже давно, но пока безрезультатно. На практике нынешняя избирательная система, начиная с ХIХ века и по сей день, приводит к скандалам на выборах. Суть их сводится к тому, что кандидат, набравший в общегосударственн ом зачете голосов избирателей больше, должен уступить тому, кто набрал меньше голосов избирателей, но больше голосов выборщиков. И это законно!

Сие обстоятельство дало основание обвинить Америку в недемократичности “самому” главе Центризбиркома России Владимиру Чурову, которого экс-президент Медведев назвал “волшебником” за умелую подтасовку результатов президентских выборов. Надо отдать должное, Чуров где-то прав…

Красные против синих, или Свингеры — это не то, что вы подумали…

Предсказать результаты выборов и можно и невозможно одновременно. Страна разделена на “синие” штаты типа Калифорнии и Нью-Йорка, которые практически всегда голосуют за демократов, и “красные” — типа Техаса и Луизианы, которые почти всегда поддерживают республиканцев. Доходит до того, что в некоторых штатах республиканцы даже не тратят время и деньги на агитацию, поскольку там все равно голосуют за демократов, и наоборот. Но если бы выборы были прямыми, агитация имела бы смысл.

Победа зависит от штатов, результаты в которых колеблются от выборов к выборам. Их называют “колеблющимися штатами”, или swing states — словом, “свингерами”.

На этих выборах таких штатов десять: Нью-Гемпшир, Колорадо, Айова, Висконсин, Невада, Северная Каролина, Виргиния, Пенсильвания, Огайо и Флорида. Последние четыре — самые населенные, а потому важные по числу избирателей и выборщиков.

Пенсильвания, Айова и Висконсин, вероятно, достанутся Обаме. Флорида и Северная Каролина — Ромни. Остаются Нью-Гемпшир, Виргиния, Колорадо, Невада и Огайо. Ситуация такова, что даже если Обама проиграет в первых четырех штатах, но выиграет в Огайо, он опять станет хозяином Белого Дома.

Хотя некоторые обозреватели полагали, что преимущество будет на стороне Обамы, социологические опросы в Огайо и в целом по Америке отличались небывалым разбросом, и серьезные социологи предсказать итоги избирательной гонки не брались.

Например, что тот же Огайо крайне неоднороден. Часть его территории и населения завязаны на автомобильную индустрию соседнего штата Мичиган. В разгар кризиса администрации Обаме удалось кое-как спасти автоиндустрию, которая в нынешние тяжелые времена считается преуспевающей. В то же время, в Огайо есть депрессивные сталелитейные регионы, ибо кризис коснулся не только украинской, но и американской индустрии. Ожидалось, что “металлурги” проголосуют за Ромни, но проголосуют ли за Обаму “автомобилисты” — было неизвестно.

И так — по всей стране. За Ромни, а особенно его напарника, кандидата в вице-президенты Пола Райана готовы были голосовать успешные американцы, представители крупных корпораций и просто богатые люди, поскольку им обещали резко сократить бюджетные расходы, включая социальные программы, прежде всего любимый “конек” Обамы — программы государственного медицинского страхования малообеспеченных Medicaid и Medicare. Но именно утраты государственной поддержки боялись бюджетники, военные, негры и “латиносы”, пенсионеры и домохозяйки, представители малого и даже среднего бизнеса, и поэтому они собирались голосовать за Обаму, который в американской системе координат выступает как социалист. Исход этого поединка был действительно непредсказуемым…

Франкеншторм подкрался незаметно

А тут еще вмешалась стихия, и проведение выборов вообще оказалось под большим вопросом, по крайней мере, на восточном побережье, которое подверглось удару мощнейшего за всю историю Штатов урагана Сэнди. Стихийное бедствие достойно голливудской “страшилки”, получило название Франкеншторм по аналогии с Франкенштейном, захватило фронт шириной 1500 км и 13 штатов от Северной Каролины до границы с Канадой. Затоплены огромные пространства, включая крупные города. Остановлен транспорт, залито метро, миллионы людей остались без электричества, из-за замыканий в электросетях вспыхнули пожары, проведены массовые эвакуации.

Оба кандидата прервали предвыборную агитацию. Президент Обама взялся руководить защитой населения и ликвидацией последствий стихии. От того, способен ли он адекватно действовать на ликвидации последствий, теперь зависели его шансы переизбраться.

Власти пострадавших штатов были полны решимости провести голосование при любой погоде. Расчищались дороги, создавались мобильные пункты голосования, избирательные участки снабжались генераторами резервного энергоснабжения. Прорабатывались даже схемы ручного голосования и подсчета голосов без компьютеров, что в Америке уже почти разучились делать.

Кроме нелегкого выбора между Обамой и Ромни, а также сложности и запутанности избирательной системы, американской демократии пришлось пройти испытание стихией.

Спор “совсем капиталистов” с “не совсем социалистами”

Победа Обамы заставляет еще раз взглянуть на политическую систему Америки.

Противостояние республиканцев с демократами в Америке иногда приравнивают к соперничеству правых партий крупного капитала и левых социалистических или социал-демократических партий в Европе. Но привычная континентальная европейская модель, например в Германии или Франции, не применима к англосаксонской демократии на Британских островах и в США.

Действительно, Обама, с переменным успехом внедряющий свое предвыборное обещание по введению государственного медицинского страхования для малоимущих, в американской системе координат выглядит аналогом европейской социал-демократии, а некоторые злопыхатели из числа республиканцев окрестили его “коммунистом”. Американский историк и политолог украинского происхождения Александр Мотыль так характеризует политическую систему США: “В Америке настоящих социалистов нет. Есть лишь капиталисты (республиканцы — А.К.), которые считают, что государство должно меньше всего вмешиваться в рынок, и капиталисты (демократы — А. К.), считающие, что вмешательство государства нужно и это хорошо. Первые считают, что сам рынок приведет к социальной справедливости, вторые — что рынок углубляет социальную несправедливость”. Бывший посол Украины Олег Шамшур, говоря о противоречивом отношении в Америке к таким принципиальным вопросам, как роль государства в регуляции экономики и разных аспектов жизни общества в целом, объем и формы государственной помощи, необходимые рядовому американцу, полагает: “Позиция нынешней администрации ближе, хотя и не тождественна, европейским социал-демократам. Ромни же я бы определил как правоцентриста или умеренного консерватора”.

Но даже в рамках Республиканской и Демократической партий США существуют “шатания” влево и вправо, в зависимости от социальной ситуации, преобладающей в данный момент в партии парадигмы, а также — что немаловажно! — от конкретной личности и команды. Особенно это чувствуется у демократов.

Против чего и кого проголосовала Америка

Базовым электоратом республиканцев являются хорошо обеспеченные американцы, чаще всего “белые англо-саксонские протестанты” или, как их называют в Штатах, “УОСПы” (анг. WASP — White Anglo-Saxon Protestants). Уже в этом смысле странным является выдвижение кандидатом Митта Ромни — мормона в пятом поколении, что, впрочем, не помешало ему занимать пост губернатора Массатчусетса. Правда, Ромни подкрепил свои позиции, выбрав себе кандидатом в вице-президенты Пола Райана — ярого консерватора, католика, ирландца по происхождению.

Программа Ромни содержала типовые для республиканцев тезисы: сокращение корпоративных налогов, смягчение федерального регулирования и сокращение бюджетных расходов. Но для значительной части простых американцев он оставался чужим. Ярким примером стала публикация записи встречи Ромни с финансистами кампании республиканцев, где он произносит кощунственный для политической Америки текст: общество разделено на 53% предприимчивых американцев и 47% “жертв”, привыкших полагаться на государство, но ему, Ромни, “нет никакого дела” до этих 47%. Это резко оттолкнуло тех, кто собирался голосовать за Ромни, но “привык полагаться на государство” — бюджетников, военных, полицию, даже мелкий и средний бизнес, который едва выживает в условиях кризиса.

Позиции Ромни ухудшило то, что он богат и, как сам признался, экономит на налогах, используя оффшорные зоны.

Что и кого выбрали американцы

Вновь избранный президент Барак Хуссейн Обама — выходец из низов, воплощение американской мечты, как принято говорить в Штатах, “один из нас”. По выражению вице-президента Байдена, он достаточно черный для черных, достаточно “красноречивый” для белых. Для испаноязычных он стал воплощением надежды на более либеральное иммиграционное законодательство.

В Америке, где еще 30-40 лет назад свирепствовали расовая дискриминация и Ку-Клукс-Клан, Обама стал первым в знаковых вещах. Учась в престижной Гарвардской школе права, он был первым чернокожим редактором университетского издания Harvard Law Review, а до этого учился в Колумбийском университете. По поводу его происхождения и права быть президентом США до сих пор идут споры, ибо президентом не может быть рожденный вне Штатов. Официально считается, что он родился на Гаваях, отец его был кенийцем, а там — уроженкой Канзаса. Наконец, он стал первым чернокожим президентом Америки, прославившейся рабством и “Хижиной Дяди Тома”.

Самыми известными достижениями Обамы стали программа экономических стимулов на сумму 862 млрд. долл., ограничение крайне опасного разгула финансовых спекуляций на Уолл-стрит, некоторые победы над кризисными явлениями, а также реформа системы здравоохранения, согласно которой все, кто не имеет деньги на очень дорогое в США медицинское страхование, получают его от государства. Это вызвало бурю протестов обеспеченных американцев и яростные нападки республиканцев, но в 2012 году Верховный суд подтвердил конституционность закона о здравоохранении.

Получив в 2009 году авансом Нобелевскую премию мира, что было встречено крайне неоднозначно, Обама выводит американские войска из Ирака, обещает до 2014 года вывести их из Афганистана. Но на его “миротворческом челе” есть и “черное пятно”: жестокое уничтожение без суда Усамы бен Ладена и членов его семьи по приказу Обамы.

Последствия для мира и Украины

Крайний скепсис накануне выборов в США вызывали рассуждения о том, что от того, кто станет хозяином Белого Дома, сильно зависит политика Америки в мире и по отношению к Украине. Особо забавляли предсказания иных “умников”, что, получив пост, Ромни чуть ли не начнет войну с Ираном и “почти войну” с Россией, а осколки на Украину полетят.

Но все это оказывается ерундой! Экс-посол Украины в Штатах Олег Шамшур обращает внимание: “Как засвидетельствовали внешнеполитические дебаты, расхождения кандидатов по вопросам международной политики не являются значительными и касаются большей частью выбора внешнеполитического инструментария. В этом я лично вижу свидетельство подчиненности внешней политики США не клановым, а национальным интересам государства”. Шамшур полагает, что политика в отношении к Украине будет прагматичной, направленной на достижение конкретных результатов, но усилится внимание к проблематике демократического развития и прав человека, особенно после парламентских выборов в нашем государстве. Украина и в дальнейшем будет рассматриваться в США как важная страна в регионе Центрально-Восточной Европы, не относясь, впрочем, теперь к их внешнеполитическим приоритетам.

Более категоричен и менее дипломатичен “американский украинец” Александр Мотыль, он полагает, что главное внимание США будет уделять Ближнему Востоку и Китаю, в известной степени России. В отношении нашей страны Мотыль весьма резок: “Украина, к сожалению, никому не интересна, особенно с нынешним правительством, которое не готово принять открыто прозападные позиции, освободить Тимошенко, проводить антикоррупционные реформы, поддержать малый и средний бизнес и тому подобное. Украина ведет себя как провинция России и такой ее будут американцы трактовать”.

Печально, но, похоже, он прав…

Прокомментировать новость

top