search
top

Блаженные идолы и продажные суды: кто подставил Тимошенко-Аделаджу?


Тимошенко и Аделаджа - найдите три различие

Новости Украины. Мелкое мошенничество довольно-таки незаметно перерастает во что-то по-настоящему опасное на государственном уровне. Если в детстве папа учил Тимошенко ставить жучок в советский счетчик, а Сандея красть у лавочника бананы во имя Господа, то последствия не заставили себя ждать.

аделаджа и тимошенко вместе навсегда

Украинская политика — игра тех, кто может. Как и во всем мире, в Украине на политическую арену приходят либо из бизнеса, либо из криминала, либо с… института. Последних не так уж много и особой независимостью им похвастаться сложно.

Юлия Тимошенко — своего рода политический мутант. Она пришла в большой бизнес фактически из криминала. Нет, Леди Ю никого не убивала и уж тем более не насиловала, упаси Господи. Тимошенко всего лишь была непревзойденным схемотехником. Кроме того, что она обожала хорошие вещи, к примеру частенько посещала интернет-магазин итальянских сумок, она еще и радовалась каждому дню шопинга. Рисовать детали и, в то же время, видеть картину в целом — этого умения у коренастой «Анаитис» не отнять. Даже из-за решетки «влажный взгляд» по-щенячьи добрых глазищ будет дарить тепло фанатам и выражать презрение к тем, кто «раскусил тайну алчно-блудливых проповедей».

По-большому счету, в Украине проходит три судебных разбирательства, которые можно окрестить знаковыми для переходного социума: мелкое жульничество вечно умирающего Луценко, беспрецедентный кидок на миллионы со стороны Сандея Аделаджи и его просветленных побратимов, а также многомиллиардные аферы газовой принцессы со стажем, Юлии Тимошенко. Первого плохиша списали со счетов сразу после «-надцатого» заседания, когда даже адвокаты начали с улыбкой относиться к грешкам грозного терминатора. Луценко выйдет еще до Нового года и приступит к своим привычным занятиям: пить, говорить и самоутверждаться. Два других дела можно смело назвать идентичными. «Аделаджу и Тимошенко настигло политическое преследование», — сходятся во мнении два лагеря фанатов обиженных властью. С ними сложно не согласиться. Действительно… И Тимошенко, и Аделаджу преследует власть, преследует не за проповеди перед доверчивыми прихожанами и не за добровольные сборы денег (кому на платья — сумочки, а кому на безбожные хатынки в 500 метров по всей столичной области), а за глобальное экономическое мошенничество.

Впрочем, есть миллион людей, которые твердо уверены в невиновности Тимошенко и десятки тысяч верующих в чернокожего мессию Аделаджу. Допустим, Юлия Владимировна и Аделаджа — жертвы кровавых репрессий. Процесс над ними — лишь охота на ведьм. Пускай Азаров, Колесников, Янукович и еще множество «неправедных персонажей» ведут грязный контр-страйк по уничтожению оплота духовности и чистоты в Украине. Только вот, скажите на милость: как Тимошенко умудряется тратить за месяц около миллиона евро на повседневные нужды, а богобоязненный Аделаджа коллекционировать истинно нигерийские лачуги и тук-туки в пятьсот лошадиных сил на десятки миллионов в год? Официальных заработков, как и правоверного бизнеса, в целом, у господ — подсудимых нет. Откуда? Пусть, части украинцев своих денег не жаль ни для «БАгини», ни для «танцующего восславителя Господнего», но есть же и те, кому детей кормить нужно. Если у кого-то имеется ответ по существу, то милости просим на суд свидетелем.

ЮВТ, как и пастор «Посольства Божьего» прекрасно осознают: единственным шансов отвертеться является привлечение общественного внимания и упор на политические репрессии. Тимошенко в этом плане несколько легче — как никак политик она знатный, Сандею же пришлось связать нити с пришельцем всея Киев, дабы как-то оправдать 52 миллиона, вложенные в божественный промысел и вполне земные радости бытия. Назначение слушаний Тимошенко и Аделаджи на 27 сентября — ничто иное, как знак Божий. Правда и тут дьявол не заставил себя ждать и дал двум истинным патриотам Украины недельку-другую. Что ж, леденящий кровь идолопоклонников октябрь должен расставить точки над «И». Или не должен? Как по-Вашему?

p.s. В качестве эпилога, а может и эпиграфа, вчитайтесь в следующий похабный стишок. Дабы осознать «духовность» идолопоклонников существует забавная песенка, кассету с которой распространяют харизматы на своих собраниях:

Додик — пианист

В шумном балагане, я пахал пьянистом,
Потом обливаясь, банду веселил.
Мне перед глазами, жизнь катилась быстро.
Преуспеть пытался из последних сил.

В шумном балагане весело гуляла,
Банда воровская, часто до утра.
Борька – косоглазый мне сдавал алмазы,
Кольца и браслеты мне без опасняка.

Припев:
Все это, чтоб не тратить сил
Я к дяде Хайму относил.
Мой дядя Хайм, он ювелир,
Им цену называл.
Потом, мне отстегнув процент.
И ждал когда придет момент,
И наш блатной ассортимент
Куда то задвигал.

В шумном балагане часто рисовалась,
Зинка с фраерами высшего круга.
Бедному совку она не продавалась,
Ею наслаждалась лишь одна братва

А когда работа ей надоедала,
Приползала Зинка как лиса ко мне.
“Додик мой хороший, ох как я устала
И хочу побыть с тобой наедине”.

Припев:
Я был к ней вежлив как всегда
Лабавший мансы до утра.
Лилось шампанское рекой,
И сыпалась икра.
Потом ей снова все прощал,
Как завороженный я ждал
Пока ко мне любимая,
Опять придет сама.

Но однажды Зинка в балаган явилась,
Опустив ресницы как — будто не в себе.
“Бедная мурмышка, что с тобой случилось?
Что не видно страсти на твоем лице”.

“Додик мой хороший,
Понимай как хочешь. Но тебе я больше не принадлежу.
Жизнь свою я в руки Господа отдала,
И сейчас об этом толком расскажу.

Припев:
Помнишь этот толстый фин,
Что козырем за мной ходил.
И на прощанье кое-что
Еще в ту ночь пилил.
А верный лекарь Спиридон,
Меня ощупал как питон.
Сказал: “милашка у тебя
Запущенный сифон”.

Будто из под ног, вся земля уплыла.
Броситься под поезд, было решено.
Но на смирном вокзале, око прикупило
Шумную компашку странных чуваков.

Чей-то голос в сердце, начал вдруг стучаться,
Что на крест Иисус понес мои грехи.
Что в смертельном страхе мне не содрогаться,
А воскреснуть вновь, для жизни впереди.

Припев:
И пробираясь сквозь народ,
Я пулей вырвалась вперед.
Легла пред богом тряпкою:
“Иисус меня прости”
И в миг, как будто жуткий мрак,
Ушла беда и был лишь страх
И поняла тогда,
что я исцелена внутри.

Додик мой хороший, принимай, как хочешь.
Но Господь без понта возлюбил тебя.
Хоть в дыре вонючей ты сегодня сохнешь,
Будет день когда, найдешь ты в нем себя.

“Ах зачем же сыпешь, снова соль на рану.
Ну прощай мурмышка, ухожу со шпал”.
Гордо ей ответил, я из ресторана
Прямо к дяде Хайму, тотчас побежал.

Припев:
Мой дядя интеллектуал,
Он где-то библию держал
И все места про золото
Мне наизусть толкал.
Но наконец решился я,
Найти в истории себя,
Какой же цорис ждет меня
В тот вечер я не знал.

Там в его гостиной, съел бульон куриный,
И выждя пока Хайм, потянется ко сну.
Вытащил я книгу, что лежала рядом
С “Капиталом” Маркса
В импортном шкафу. В книге сей прочел, как идишь мальчик Додик,
Барыгу Голиафа камнем замочил.
Хоть восемь лет за ним, Саул с ментурой гнался,
Главным королем Давид поставлен был.

Припев:
Но, главное, что царь Давид
Давил язычников как гнид
И беспощадно с них налог
Он весело снимал.
Удача с ним была везде
Так как в везухе и в беде
Он своим верхом и главой
Иисуса называл.

Вдруг я осознал, что в балагане тухлом,
Мне пахать как мавру не принадлежит.
Вспыхнуло желанье, в подсознанье тусклом,
Господу служить, так как служил Давид.

В тихий вечер тот, я в ресторан ворвался
И закрыв рояль, сказал: “ Мерси буку”.
Мне Иисус сегодня в сердце постучался,
И служить пьянистом буду лишь ему.

Припев:
Благодарю Иисус тебя,
Что ты открыл мои глаза.
И из болота грязного,
Своей рукой поднял.
Я больше Господу не враг,
Вся жизнь моя в его руках.
Так как по милости твоей,
Я сыном божьим стал.

Новости о: , , ,

top