search
top

Независимый кандидат Харамбэ и его шансы на победу на выборах


Почему нельзя, когда можно?

В век широких прав меньшинств над большинством пора задуматься о том, чтобы правителей выбирали на основании наибольшей социальной уязвимости. А кто может быть более раним, чем мертвая обезьяна?

Ну и что, что ты — животное? Более того, ну и что, что ты — мертвое животное? Сейчас интересное время — большинство очень озабочено тем, чтобы им правило меньшинство. А что может быть более аутсайдерской позицией, чем мертвая горилла в качестве кандидата в президенты США? Шансы на поддержку Харамбэ, гориллы, которую застрелили в зоопарке Цинциннати, оценили социологи из Public Policy Polling.

Шансы оказались не слишком велики — всего пять процентов опрошенных выразили свою приверженность Харамбэ. Испытуемым предложили выбрать между Трампом («республиканцы»), Клинтон («демократы»), Харамбэ («внепартийный кандидат»), Джил Стейн («зеленые») и Гарри Джонсон («либертарианцы»). Клинтон взяла 48%, Трамп 43%, а вот независимые кандидаты были одинаковы — от 6 до 2 процентов. Причем идея избрать мертвую обезьяну оказалсь более привлекательной, чем представителя партии зеленых. Стоит ли говорить, что мистер Харамбэ не потратил на свою избирательную кампанию ни одного банана.

Явки на всех уровнях выборов США оказываются довольно низкими и вынужденными. Поэтому партийное голосование и имеет такое огромное значение. Без крупной, в социальных масштабах, партии и дисциплины внутри нее ни один кандидат не получит победы. Система работает от противного, блестящее объяснение которой мы можем найти у Дугласа Адамса в одной из его книг серии «Путеводитеть по Галактике»:

— Понимаешь, он прилетел из очень древнего демократического государства…
— В смысле — с планеты ящеров?
— Нет, — ответил Форд; за это время он наконец-то позволил напоить себя кофе, что привело его рассудок в более-менее рабочее состояние, — все не так просто. Все не так примитивно. На этой планете народ — это люди. А правители — ящеры. Люди ненавидят ящеров, ящеры правят людьми.
— Похоже, я ослышался, — прервал его Артур, — ты вроде бы сказал, что у них демократия?
— Сказал, — подтвердил Форд. — Это и есть демократия.
— Тогда почему люди не избавятся от ящеров? — спросил Артур, хотя и боялся показаться круглым идиотом.
— Да просто в голову не приходит, — пояснил Форд. — У них есть право голоса, и они думают, что правительство, которое они избрали, более или менее отвечает их требованиям.
— Значит, они по доброй воле голосуют за ящеров?
— Ну да, — сказал Форд, пожав плечами, — естественно.
— Но, — начал Артур, вновь пытаясь взять быка за рога, — почему?
— Потому что, если они не будут голосовать за ящера, к власти может пролезть не тот ящер, — ответил Форд. — У тебя есть джин?

Система подобного рода оказывается на удивление стабильной в долгосрочной перспективе. Но возможны и ошибки — в такую втянули незадачливого президента Януковича его блестящие советники. Несмотря на шутливый характер опросы такого рода дают социологам исключительно ценные данные о протестном электорате. Показательным примером реального Харамбе в 2014 году мог бы стать Вейдер, Дарт Алексеевич. Однако его кандидатура была снята в связи с тем, что такая кандидатура приведет к «унижению украинского общества, дискредитации Украины в глазах международной общественности и нивелированию поста президента Украины».

Интересно, добился бы он в этом большего успеха, чем избранник народа и сумел бы привлечь на свою сторону мистера Харамбэ?

Погибшему Харамбэ посвящается грустная песенка:

Прокомментировать новость

top