search
top

Филипп Ильенко: Новый украинский герой не плачет, у него золото в душе, а не на запястье


В августе 2014 года государственное агентство Украины по вопросам кино возглавил Филипп Ильенко. Как ни парадоксально, но первым руководителем этой структуры был отец Филиппа — известный украинский кинорежиссер Юрий Ильенко. Тогда великану украинской культуры удалось удержаться на должности только в течение двух лет. Уже в 1993-м указом премьера Леонида Кучмы Ильенко уволили, Госкино ликвидировали, а кинематографическая отрасль Украины ушла в упадок целых полтора десятилетия.

Теперь же украинское кино начало возрождаться бешеными темпами. 23 фильма в 2014-м, 11 — 2015, 35 — в 2016-м и 27 в этом году. Более того, один из фильмов сделал, казалось бы, невозможное — полностью окупил себя только в украинском прокате.

Так в чем же секрет? Куда направляется и предлагает украинский кинематограф? Об этом мы и спросили у Филиппа Ильенко.

Еще в 2010-м зритель не купил ни одного билета на украинский фильм. Таких просто не было в прокате! А теперь, в 2017-м, количество билетов превысило миллион! Чудо чудесное? Может и так. Потому что за развитие украинского кинематографа наконец взялись по-украински.

«Россия осознавала силу кинематографа в качестве оружия.
И этим оружием убивала НЕ тела, а души »

Вместе с тем, война против Украины продолжалась на всех фронтах — в том числе на культурном. Информационное пространство было полностью оккупированным пропагандистским контентом государства-агрессора. На наших экранах продолжали прославлять российских правоохранителей и спецназ.

Надо отдать должное: Россия десятилетиями выстраивала систему государственной поддержки киноиндустрии и осознавала силу кинематографа как оружия — интеллектуальной, информационной, духовной. Этим оружием РФ убивала НЕ тела, а души. И этой же оружием она эффективно воспользовалась в войне против нас. Эта технология зомбирования интегрировалась даже в невинные комедии или детективы, которые, на первый взгляд, не могут вызвать беспокойство. Мы же начали активно противостоять этому контента, обусловило изменение отношений в телевизионной отрасли Украины и в области кинопроката.

Как вы противостояли этой информационной агрессии?

Сразу после моего назначения мы ввели систему мониторинга и начали активно запрещать российские фильмы. Тогда мы поняли, что одной запрета — недостаточно. Поэтому побочным эффектом вытеснения пропаганды стало повышенное внимание к созданию собственного контента, который мог бы формировать украинский культурный контекст. Тогда, в 2015-м, нам удалось восстановить фильмы, развитие которых заморозили накануне, а также получить дополнительное финансирование. Мы подали в производство до 48 новых лент! Сегодня у нас 50 полнометражных худодних фильмов, также много документальных, фильмов-дебютов, короткометражной анимации. Это чрезвычайные показатели, которых не было за все годы независимости.

Самое приятное, что в этом году мы впервые имеем полноценный осенний премьерный сезон украинских фильмов. Начали его с «Красного» на День Независимости и сейчас закрываем «киборгов».

«Мало кто знает, что процесс киносъемки был изобретен именно в Украине …»

Знаем, что на протяжении многих лет украинского кино практически не существовало. То сейчас вам приходится выстраивать индустрию с нуля?

Не совсем так. Сегодня говорим о возрождении, потому что наша кинонаследия — очень мощная. Вообще, мало кто знает, что процесс киносъемки был изобретен именно в Украине и первый кинопоказ был в Украине — за несколько лет до того, как это в Париже на бульваре Капуцинов сделали братья Люмьер. У нас это сделал одесский инженер Иосиф Тимченко в конце XIX века. До сих пор сохранился его киноаппарат, но он, к сожалению, в Москве.

Как известно, один из Люмьер был бизнесменом, другой — инженером. Поэтому такое сочетание позволило их изобретения иметь широкий коммерческий успех. Тимченко не был столь предприимчивым, но именно он стал первопроходцем.

Впоследствии именно в Одессе была создана первая киностудия на территории бывшей Российской империи. И первой тогдашней звездой кинематографа была украинка (!) Вера Холодная.

Надо отметить, что с тех пор наша кинематография постоянно существовала не благодаря, а вопреки государственной власти. Нет, наверное, у нас ни режиссера, не прошел сквозь запреты, устранение от кино, иногда даже лишение свободы. Именно это противостояние и привело к форме, в которой начало развиваться украинское кино, в том числе и политическое кино.

Этом самом нынешнее украинское кино внезапно оказалось в другой системе координат. Оно начало говорить о важных этапах украинской истории и настоящего, не прибегая к условностям и скрытых смыслов.

«Украинское национальное кино — украиноязычное. Ведь именно язык является основным маркером национальной принадлежности»

В последнее время в Украине все чаще дискутируют на тему «национального кино». Что это такое? И какой смысл вкладываете в это понятие Вы?

Начнем с того, что надо отличать украинское национальное кино от продукта, произведенного в Украине. Ни для кого не секрет, что уже много лет украинская киноотрасль развивалась только как сервисная отрасль для российского сериального производства: здесь дешевле, здесь были качественные профессиональные кадры. Зато весь идеологический, художественный, творческий контроль осуществляли за пределами Украины. Оттуда нам импортировали звезд, которые здесь снимались, режиссеров, которые это делали, идеи, которые здесь пропагандировали.

Однако в противовес этому существует национальное кино. Во-первых, оно украиноязычное. Ведь именно язык является основным маркером национальной принадлежности.

Во-вторых, оно находится в украинском культурном контексте: апеллирует к архетипам, использует культурные символы, формирует украинскую мифологию.

Вы отметили, что Украина долгое время была лишь «сервисной отраслью» для российского кинематографа. А как сегодня?

Вот и основное, что происходит сейчас: переориентация рынков — подальше от РФ.
Мы стараемся всячески привлекать европейских специалистов, есть перспектива сотрудничества с канадцами, китайцами, южными корейцами, даже индусы здесь начали снимать свои фильмы. К слову, в Украине уже отсняли несколько известных мировых блокбастеров: один из фильмов франшизы «Перевозчик», а еще популярный китайский фильм «Дом летающих кинжалов».

Есть активное сотрудничество с европейскими кинематографистами — копродукцийни фильмы. Это очень полезная практика, интеграция в мировой кинопроцесс, импорт в Украину новых современных практик кинопроизводства. Начиная такое сотрудничество, мы ставим требование: каждый фильм должен оставаться в пределах украинского культурного контекста. Как пример — литовско-украинский-польско-французский фильм «Иней» — о литовских волонтеров, которые попали на войну в Украину. Эта лента была в Каннах и имела очень важное политическое значение, ведь тогда украинская позиция по российской агрессии была заявлена ​​на популярном мировом кинофестивале. Еще один пример — украинскую-словацкую фильм «Граница». Оба эти фильмы были выдвинуты на Оскар в номинации за лучший фильм на иностранном языке. Также Украина на этой кинопремии представляет фильм «Уровень черного».

Говорят также о «патриотическое кино». Какой смысл вкладываете в это понятие и чем оно отличное от «национального»?

Отец всегда говорил, что кино может формировать национальную самоидентификацию, может формировать мифы, необходимые для существования нации, а также культурные символы, новые архетипы, другие вещи, которые могут объединять людей. Разве не ловите себя на мысли, что до сих пор шутите цитатами из советских фильмов? Страны уже давно нет, но культурный контекст СССР остался. И мы в нем живем. Поэтому просто должны как можно быстрее рожать свои фильмы, шутить уже своими цитатами и формировать наконец свой культурный контекст.

Как по мне, патриотизм фильма не зависит от жанра, темы или формата. Он должен достигать поставленной цели — запускать в оборот вещи, которые будут способствовать появлению новых национальных маркеров.

Насколько важна для кинопроизводства является государственная поддержка?

Государственное финансирование — это единственная гарантия развития украинского кино. Есть хороший свежий пример — фильм «Киборги». У него бюджет достиг 48 млн грн. Производство было чрезвычайно сложным и затратным. Там пракично в реальном масштабе надо было построить Донецкий аэропорт,
использовать тяжелое оружие, военную технику. То все должно ездить-стрелять-палаты-взрываться, плюс техника, графика, постановочные сцены. Это все не могло стоить дешево. А окупить его в Украине — просто невозможно. Поэтому и нужны государственные деньги, чтобы такой фильм вообще появился.

В каких измерениях сегодня существует Госкино и занимается оно цензурой?

От нас часто называют цензурным органом из-за запрета российских фильмов. А на самом деле — мы не запретили ни одного произведения искусства, разве откровенную пропаганду. Во-вторых, надо понимать, что такое цензура в принципе. Это вмешательство в процесс творчества: влияние, запрет делать то, или указание, что именно надо показывать. У нас такого ни разу не было, мы таким образом ни на кого не влияли, так это вообще по юридическому определению нельзя назвать цензурой.

А в фильмах, которым помогает Госкино?

Цензура в Украине запрещена, а мы выполняем действующее законодательство. Но если говорить искренне, мы не делаем этого по нескольким причинам. Во-первых: я не верю, что кино, сделанное неискренне и по указанию, может заинтересовать зрителя. В истории украинской советского кино есть сотни фильмов, которые сейчас никому не интересны — ведь делались по указанию партийных функционеров. Сейчас многим людям стыдно за эти фильмы.

Я хорошо помню, как от давления страдал мой отец, поэтому теперь принципиально защищать кинематографистов от вмешательства государства в их творчестве. Наконец, надо внимательно выбирать, что финансируешь, а когда уже выбрал — доверять тем людям.

А как вы выбираете фильмы?

На конкурсной основе в два этапа. Проекты оценивает независимая комиссия авторитетных кинематографистов. Туда входит 16 человек, в том числе Мирослав Слабошпицкий, автор фильма «Племя», Владимир Тихий, один из лидеров проекта «Вавилонь13», Андрей Халпахчи, бессменный руководитель кинофестиваля «Молодость», Валентин Васянович, оператор и продюсер фильма «Племя» я », Александр Богуцкий, руководитель телеканала ICTV, Владимир Войтенко, украинский телекритик, редактор, пожалуй, единственного в Украине издания по критики -« Киноколо », Андрей Дяченко, директор крупнейшей компании кинопроката в Украине. Это люди с разным профессиональным опытом: и авторы, и продсеры, и журналисты, и представители кинотеатров, и представители фестивалей. Они оценивают претендентов в два этапа. Сначала подробно знакомятся с проектами в течение двух недель, тогда отбирают достойных во второй тур и уже на публичных презентациях в одном из киевских кинотеатров выбирают лучших.

Затем жюри формирует рейтинговую оценку. Мы считаем, сколько нет денег и сколько можем профинансировать. После того, эксперты определяют балл, который необходим для прохождения в программу производства фильмов. Последнюю разрабатывает Минкульт. Поэтому я, как председатель Госкино, никаких фильмов в принципе не выбираю.

Ли предложение экранизировать роман Василия Шкляра «Черный ворон»?

Проект «Черный ворон» победил на одном из конкурсных отборов Госкино. Студия-производитель относится к медиахолдинга «1 + 1». Режиссером этого фильма является Олег Туранский, сценарий писал Андрей Кокотюха. Год назад мы подписали с ними контракт. Насколько мне известно, сейчас этот фильм находится на этапе подготовки к съемкам.

В каких отношениях находится государственное и частное кино?

Сегодня развитие национального украинского кино без государственной поддержки — разве исключение. Положительным примером для нас был артхаусный фильм «Уровень черного» Валентина Васяновича, номинированный на Оскар, кстати. А в жанре мейнстрима крайне успешным был «DZIDZIO Контрабас» — первый фильм, который полностью окупился в украинском прокате. Как я понимаю, теперь его авторы готовят продолжение.

«Снимаете в фильмах украинофобов — будьте готовы к рискам»

На днях в Украине произошел громкий скандал из-за запрета украинского сериала «Сваты». Какова ваша позиция в этом вопросе?

Владимир Зеленский в присущей ему манере остро комментировал этот запрет и, похоже, таким образом попытался повлиять на решения органов власти. Как по мне, это была его ошибка, причем сделана в хамской манере. Во-вторых, есть закон Украины, который формирует список лиц, которым запрещено пребывание на территории нашего государства. Там же написано, что когда в фильме, созданном после 1991-го, участвует лицо из этого списка — значит, фильм нельзя показывать ни на ТВ, ни в кинотеатрах. Кроме того, установлено, что Госкино не может давать таким фильмам прокатное удостоверение, или должно отменить его при необходимости.

Вот в «Сватах» снимался Федор Добронравов — откровенный украинофоб, который публично заявлял о поддержке политики Путина в отношении Украины, который посещал оккупирован Крым. Его цитаты и заявления можно легко найти в интернете. Это все было известно продюсерам фильма «Сваты» с 2014-го. И теперь Минкульт получил представление от СБУ на внесение Добронравова в тот перечень. Как следствие, Госкино отменило все прокатные удостоверения на этот сериал и другие фильмы, в которых принимал участие Добронравов. Почему продюсеры «Сватов» подумали, что законы неписаные для известных медийных персонажей. Это далеко не так. Делаете в Украине изделие РФ, снимаете в нем откровенных украинофобов — то будьте готовы к рискам.

Какие позиции украинского кинематографа на международной арене?

Очень и очень перспективные. Яркий пример этому — участие и даже победы в международных кинофестивалях. В Роттердамском фестивале участвовал фильм Юрия Речинского «Январь-март», в Берлине награду получил документальный фильм Елизаветы Смит «Школа №3», в Каннах — фильм Сергея Лозницы «Кроткая» и фильм Шарунаса Бартаса «Иней». В Карловых Варах «Сломя голову» Марины Степанской и украинский-словацкая лента «Граница» (награда за лучшую режиссуру). В Локарно — украинский-итальянский комедия «Изи» Андреа Маньяни. В Варшаве — «Дом« Слово »Тараса Томенко. В Таллине — «Брама» Владимира Тихого и короткометражка Филиппа Сотниченко «Технический перерыв». Среди названных мной фильмов только «Кроткая» и «Школа №3» были созданы без участия Госкино.

Возможно сделать так, чтобы на украинских телеканалах транслировали качественные украинские фильмы? И почему этого нет до сих пор?

В Украине слишком много телеканалов. Нигде в мире столько нету. Причем все наши каналы, в том числе и суперпопулярные «общеукраинские», — абсолютно убыточны. Возможно, немного зарабатывают какие-то нишевые музыкальные или исключительно развлекательные каналы. Вместе с тем, есть «большая шестерка» самых влиятельных каналов, принадлежащих к четырем медиагруппы «Украина», «1 + 1», «StarLightMedia» и «Интер». Они делят между собой более 80% телесмотрения.

Поэтому эти лидеры рынка редко показывают фильмы, потому что нуждаются в демонстрации не менее 2 ч сериального контента в прайм-тайм. За год для каждого из них набегает до полутысячи часов того сериального контента. Каналов 6, следовательно целом 3000 сериальных часов. Это астрономическая сумма. Вместе с тем, Телерекламный рынок достигает 250-300 млн долларов в год. Если они делят эти деньги между собой, то получается, что могут платы по 10000 долларов в час сериала. За такую ​​сумму сериала не снимешь. Поэтому они пытаются создать здесь, продать в Россию, отбить деньги, а потом дешево показать украинском. Второй вариант — просто купить в России за копейки и здесь показать.

Говорите, каналы не приносят дохода, то в чем тогда заключается необходимость пускать сериалы в прайм-тайм?

Едва ли не все украинские телеканалы выживают исключительно благодаря финансированию собственников-олигархов и работают на единую цель — рейтинг. Их основная задача затянуть как можно больше зрителей под свои политические новости и свои политические шоу. Именно для этого сериалы, за которыми следят миллионы людей, пускают в прайм-тайм как раз перед новостями и перед важными шоу. Вы стабильно следите за своим сериалом, а по его завершению в большинстве своем не переключаете канал, а смотрите их новости или политическую программу.

Все миллиона долларов направляются на те убыточные каналы только для того, чтобы из-за новостей повлиять на ваше волеизъявление на выборах. Если бы мы ориентировались на бизнес и Европу — должны несколько общенациональных каналов, которые делили бы между собой рекламный рынок и могли таким образом окупить свой собственный продукт.

«В украинских фильмах надо демонстрировать нового украинского героя — который не плачет и не стонет, а убивает врага»

В течение длительного времени Украина рисовали роль «младшего брата», который вечно обиженный и не способен себя защитить. Так когда же мы получим фильмы, где враг убивает нас, а мы его?

Действительно, в украинских фильмах надо демонстрировать нового украинского героя — который не плачет, не стонет, не плывет по течению, а идущего против нее, побеждает и в конце убивает своего врага. Постепенно такой герой у нас появляется. Впервые, пожалуй, в фильме «Тот, кто прошел сквозь огонь», моего дяди Михаила Ильенко. Затем такой герой был и в «Красном», и в «киборгов». В «Границы» вообще украинский бандит крутой. Безусловно, такие фильмы будут появляться и в дальнейшем.

В сюжете «киборгов» — государство — превыше всего. На ваш взгляд, когда такое отношение появится во всех украинский?

Мы должны привыкнуть к тому, что государство — это не кто-то другой. Это мы. Мы сами выбираем себе власть, мы сами формируем ее политику, и она делает то, что мы позволяем ей делать. Не думаю, что мы когда выберем мессию, который единолично решит все наши проблемы и собственноручно вкрутит лампочку в нашем подъезде. Нам нужно объединять усилия ради общей цели. Когда же это не удается — надо искать причину.

Беседовал Виктор Сабленко, специально для ИА Глобалист (Globalist.org.ua).



-->

Афериста Руслана Сольвара «розвела» на мільйон його довірена особа

Руслан Осмоловский любил контрабанду больше свободы

Судья Неля Ластовка ушла на покой

Судьи Подольского суда Татьяна Войтенко и Галина Супрун погорели на взятках

Чи мають Президент та Патріарх Філарет вклонятися Константинополю?

Киевская таможня погорела на очередной взятке

top