search
top

Рэкет по-одесски: Бокий, Шевчук и Звягинцев


Инструкция, как заставить инвестора пожалеть о приходе в Украину: попытайтесь убить его адвоката, угрожайте, потребуйте взять вас в долю; если вы генпрокурор — обещайте помочь разобраться и игнорируйте инвестора.

«Украина – страна возможностей для инвесторов», — заявил в сентябре прошлого года президент Петр Порошенко во время рабочей поездки в Нью Йорк на встрече с представителями американского бизнеса. Этот же тезис Порошенко повторил и на Всемирном экономическом форуме в Давосе, хвастаясь, что большое количество иностранцев предлагают ему инвестировать в Украину. Глава государства в своих выступлениях напоминает и про опрос, сделанный журналом Institutional Investor, в котором Украина лидирует в списке стран, которые планируют посетить потенциальные инвесторы в последующие 12 месяцев. Другой вопрос – останется ли у инвесторов желание вкладывать деньги в Украину после самого визита.

Неутешительные показатели

Пока красноречивей любых слов говорят внутренние экономические показатели – иностранный инвестор больше не хочет развивать бизнес в Украине. В начале года о результатах привлечения инвестиций в страну за 2017 год отчитался премьер-министр Украины Владимир Гройсман. Цифры неутешительные – по сравнению с 2016 годом иностранцы в Украину вложили на 30% меньше денег – 2,3 млрд грн против 3,2 млрд грн за 2016 год.

Впрочем, такой исход закономерный. Историй о неудачном опыте капиталовложений иностранцев в Украину с каждым годом всё больше. В конце прошлого года, например, корейская автомобильная компания Hyundai заявила о мошеннической схеме в Ивано-Франковске против, в результате чего Hyundai потеряла около $10 млн. В Полтавской области немецкий инвестор Йорг Майснер обвиняет местные власти в том, что они «кинули» его на 2 млн грн.

Одним из самых громких остается кейс эстонского инвестора Марселя Вихмана в Одесской области, который потерял 100 млн грн. Разрешить его проблему в свое время даже обещали генпрокурор Юрий Луценко и премьер-министр Владимир Гройсман. «Это наша работа и мы должны это делать, потому что если украинский и международный бизнес хочет инвестировать в Украину, моя задача как премьер-министра, чтобы эта инвестиция была успешной», — заявил еще осенью 2016 года премьер. Спустя почти два года успехом своей инвестиции эстонец похвастаться не может – с мертвой точки дело Вихмана так и не сдвинулось.

Бандитская Одесса

История эстонца Марселя Вихмана с нашей страной началась в 2014 году. Бизнесмен, входящий в топ-10 богатейших людей Эстонии с капиталом более $100 млн риснкул и сделал ставку на послереволюционную и военную Украину. Вихман приехал с большими амбициями и не меньшими инвестициями — 100 млн грн. Их он вложил в строительство набережной в Затоке Одесской области. Изначально в планах у эстонца было строительство двенадцатикилометровой набережной, которая должна была, по его мнению, стать для отдыхающих одной из альтернатив крымских курортов.

«Мы рассчитывали на то, что привлечем этим украинцев, привыкших отдыхать в Крыму, а также жителей Молдовы и Беларуси. Для начала нашими основными задачами было создать узнаваемый бренд Затоки и комфортные, безопасные и недорогие условия для отдыха. Там не было набережной, и это серьёзно ударяло по имиджу Затоки, как курортного города. Поэтому мы решили окультурить прибрежную зону – поставили лавочки, фонари, спасательные вышки, запустили радиостанцию для отдыхающих. Хотели реформировать пляжную торговлю на набережной, чтобы это было не стихийным рынком, а стало креативным европейским курортом. В июне 2015 года мы уже сдали в эксплуатацию первый километр набережной», — рассказывает Марсель Вихман.

Из задуманных 12 км эстонцу удалось построить только один. По словам Вихмана, местные авторитеты, занимающие руководящие должности в регионе потребовали взять их в долю. Говорит, мол, на каком-то этапе работы к одному из его представителей пришел Богдан Шевчук, депутат поселкового совета Затоки с требованием отдать треть доли в проекте. «Мотивировал он это тем, что мы якобы мешаем им «зарабатывать» на бабушках, которые носят сумки с пахлавой по пляжу, а также с других черных арендных схем, на которых они «сидели» каждый курортный сезон. Мы были в шоке от такой наглости, отказались платить. Тогда и началась война с «ОПГ Затока». Ни о каком развертывании проекта речи быть не могло», — вспоминает инвестор.

После отказа платить «дань», одесситы устроили эстонцам краткий экскурс в реалии ведения бизнеса по-украински: парализовали работу проекта, незаконно захватили набережную и даже пытались убить одного из адвокатов.

По словам Вихмана, в мае 2016 года затокинские депутаты во главе с, на тот момент, секретарем поселкового совета Вячеславом Бокием, якобы, наняли киллеров, чтобы убить адвоката эстонца Александра Поговорелого. «По плану они поджидали его на заранее купленном автомобиле возле того места, где он снимал квартиру, чтобы расстрелять его из автоматического оружия. К счастью, задуманное совершить им не удалось, благодаря действиям на опережение отдельных следователей Главного следственного управления Нацполиции Украины. Этот профессионализм отдельных полицейских, которые, по сути, спасли жизнь Александру – последнее светлое пятно в этой истории», — говорит Вихман.

Безнаказанность восторжествовала

В сентябре 2016 года Бокия арестовали за организацию преступной группы для осуществления заказного убийства и хищений земли. «Я доволен сотрудничеством с Нацполицией в этом резонансном случае, – прокомментировал задержание Бокия генпрокурор Юрий Луценко. – Посольство Эстонии уже несколько лет жалуется на давление, угрозы, вплоть до покушения на убийство одного из эстонских инвесторов. Было масса жалоб и от местных жителей Затоки. Для меня это была серьезная результативная акция, когда мы взяли организатора банды и двух исполнителей заказного убийства. Еще одно из заданий прокуратуры — возвращать незаконно отчужденную землю в коммунальную собственность. Это задание никто не снимал, я его контролирую. Так что дальше будет».

Правда, «дальше» ничего не было. Реального приговора по делу спустя два года никто не получил. В лучших традициях украинского правосудия, сначала несколько месяцев не начинали рассматривать дело по существу: то из-за ходатайств защиты об отводе судей, то из-за изменения меры пресечения, то из-за передачи дела в другой суд. Потом в августе 2016 года дело передали из Киевского райсуда Одессы в Белгород-Днестровский, несмотря на решение Апелляционного суда рассматривать дело в Одессе. Примечательно, что о передаче дела в Белгород-Днестровский настаивали именно адвокаты подозреваемых. В итоге Богдану Шевчуку снизили сумму залога с 5 млн грн до 640 тыс. грн, спустя пару месяцев — в декабре 2016 года суд выпустил его и второго подозреваемого Вячеслава Бокия под домашний арест.Более того, последнего в марте этого года вновь выбрали секретарем поселкового совета Затоки.

«В сухом остатке сейчас такая ситуация сложилась: депутаты Затокинского поселкового совета Бокий, Шевчук и Звягинцев, которые занимались «распилом» земли» и требовали у моего представителя взятку за «спокойную жизнь в Затоке» вышли из-под стражи и восстановились в должностях, заказчики и киллеры моего адвоката на свободе. И это все произошло после того, как генпрокурор Юрий Луценко неоднократно заявлял в СМИ, что дело у него на контроле», — рассказывает Вихман.

На уровне президентов

Из-за неэффективной работы правоохранительных органов, несостоятельности украинской судебной системы и голословных обещаний высокопоставленных чиновников, кейс со строительством набережной в Затоке успел получить международную огласку. О коррупции и рэкете в Одесской области заговорили с трибуны Парламентской ассамблеи совета Европы.

«С октября 2015 года организованная преступная группировка фактически контролирует муниципальные органы Затоки. Они де-факто беспрепятственно продолжают свою деятельность благодаря огромной коррупции в полиции, прокуратуре и судебной системе. «Отжатые» деньги стали нормой. Физические атаки против людей и имущества продолжаются. В своих публичных заявлениях Генеральный прокурор Украины, премьер-министр, министр внутренних дел, глава полиции и другие официальные лица пообещали полную поддержку инвестора и привлечь к ответственности преступников Затоки. На самом деле прогресс не был показан. Украина прямо нарушает Соглашение между правительства Украины и Эстонии о поощрении и взаимной защите инвестиций»,- говорится в резолюции ПАСЕ. Свою подпись под ней поставили 20 европейских парламентариев, среди них даже двое украинцев – депутаты Владимир Арьев и Елена Сотник.

«Моя последняя надежда сейчас – встреча Петра Порошенко с Керсти Кальюлайд президентом Эстонии в мае этого года. На ней наш президент будет поднимать две деловые проблемы – Затоку и дело Хилара Тедера, еще одного эстонского инвестора, пострадавшего от реалий украинского бизнеса. Его дело, кстати, уже длится около восьми лет в международных судах. Надеюсь, встреча президентов сдвинет дела с мертвой точки, ведь Петр Алексеевич так часто заявляет о необходимости прямых инвестиций в Украину и важности таких инвестиций для Украинской экономики», — говорит Вихман.

Впрочем, шансов на то, что дело в Затоке сдвинется с мертвой точки, немного. Президент Петр Порошенко ожидаемо пообещает эстонской коллеге взять дело под личный контроль. Возможно, будет одно-два громких задержания, а дальше по старой схеме: суд, затягивание процесса на еще пару лет и так по кругу.

Диана Давитян



-->

Афериста Руслана Сольвара «розвела» на мільйон його довірена особа

Руслан Осмоловский любил контрабанду больше свободы

Судья Неля Ластовка ушла на покой

Судьи Подольского суда Татьяна Войтенко и Галина Супрун погорели на взятках

Чи мають Президент та Патріарх Філарет вклонятися Константинополю?

Киевская таможня погорела на очередной взятке

Страница 1 из 3 86112... >|
top